MELOVIN: «Эксперимент — это жизнь»

MELOVIN – молодой, амбициозный и эксцентричный музыкант. В свои 20 лет он уже достиг немалых побед и не собирается останавливаться. Ведь он знает, что ему нужно и продолжает экспериментировать. Поэтому удивлять своих слушателей он будет постоянно, а они именно за это его и любят.  

Перед концертом мы поговорили о музыке, экспериментах и будущем альбоме артиста.

С момента вашей победы на «Х-Факторе» прошло два года, как изменилось ваше творчество может увидеть каждый. А как изменилась ваша жизнь?

Она стала более смелой. Смелее, чем была. Потому что поменялся я, поменялась моя музыка, поменялись мои фаны, они стали взрослее и ещё талантливее, чем они есть. Всё поменялось, на самом деле, даже отношение к жизни поменялось.

 Как вы изменились?

Стал смелее. Мне кажется, это же всё описывает. Это же описывает не только меня лично, как даже мою музыку и всё творчество. Намного смелее, чем был раньше.

Музыкант должен постоянно находиться в поиске или должен выбрать путь и ему следовать?

Музыкант всегда находится в поиске, как и каждый человек. В поиске всегда. Просто тут другая вещь: либо ты понимаешь, что тебе нужно делать и ты вообще находишься в поиске, либо ты не понимаешь, что тебе нужно делать и ты находишься в поиске. Вот для меня это две такие разные вещи. Я понимаю, что нужно делать и нахожусь в поиске. Это приятнее чем выбрать нечто одно и следовать ему, это очень скучно. А так ты просыпаешься и понимаешь, что сегодня может быть написана другая песня. Такая, которая не была написана два года и пять лет назад — это круто. (улыбается)

А можно сказать, что вы нашли своё звучание?

Мне кажется, вообще любой музыкант ещё не нашёл своё звучание. Даже Lady Gaga, даже Madonna, они не нашли своё звучание. Они играют в одном звучании одного альбома, потом весь звук, история меняется с каждым альбомом, с каждым клипом, с каждым выходом на публику. Это большая игра. Только ты играешь не со зрителем, не сам с собой, ты не врёшь. Ты просто играешь то, что происходит в твоей личной жизни, ты это начинаешь выносить на публику в виде музыки, а не соплей и чего-то ещё — «пожалейте меня». (улыбается) Всё в виде музыки.

 А как относитесь к экспериментам?

 Вообще замечательно. (улыбается) Я считаю, что любой музыкант и артист, да и простой человек не может обходиться без экспериментов. И неважно это музыка, кулинария или химия. Должны быть всегда эксперименты. Опять же, дело в другом, люди боятся экспериментировать. Для меня, вообще, эксперимент — это жизнь. То есть, если ты боишься экспериментировать — ты боишься жизни, ты боишься жить. Я не боюсь жить. (улыбается)

А насколько сложно совмещать учёбу и концертную деятельность?

 (улыбается) Мне не составляет труда. Я вот приходил на сессию, я отвечал и прочее, и были моменты, когда я не успевал. Я говорил: извините, я не могу, меня уже менеджер зовёт. И, наверное, мне повезло в том, что меня понимают. Понимают мою работу и то, что я не могу долгое время где-либо находиться. Я должен появляться везде, в разное время. А иногда бывало такое, что я должен быть в одно время в двух местах. И я успел. Я опоздал на 5 минут, но я успел. (улыбается) То есть, я был там и через 5 минут я уже был в другом месте и даже с другим образом. И люди не понимают как это. Только что ты был там и у тебя было всё по-другому. (улыбается) Мне кажется, это и есть игра, жизнь, эксперимент своеобразный.  Ты даже не знаешь, когда выходишь на сцену, как ты споёшь сегодня. Вот я не знаю, как я спою сегодня, потому что я охрипший. Но это же эксперимент. (улыбается) Это эксперимент над тем, как я смогу это сделать. Ты проверяешь сам себя, сможешь ли ты завтра в Запорожье спеть лучше, чем сегодня в Днепре и вчера в Харькове. Большой эксперимент. Поэтому с учёбой нет проблем, меня понимают, спасибо Глиера. (улыбается)

 А на готовку теперь хватает времени?

На готовку нет! У меня есть такое, я люблю готовить для семьи и для родных. А сейчас времени не то чтобы нет, его катастрофически не хватает на сон. И, опять же, это эксперимент, мне это нравится. И плюс, я люблю что-то пробовать в разных заведениях. Это у меня тоже маленькая фишка, мне хочется попробовать разные-разные блюда, даже странные и те, которые я никогда не ел. И блюда, которые мне не сильно нравятся — это же эксперимент. (улыбается)

Какое самое любимое блюдо?

 Вообще, обожаю, роллы и суши. Японское всё люблю. Но всё по настроению, на самом деле. Сейчас бы я роллы не ел. Наверное, наелся. Хотя роллы — это моё любимое. В любое время дня и ночи я пойду покупать себе роллы. Такое часто бывало, особенно на студии звукозаписи: у вас нет роллов, всё, я не пишу музыку. (смеётся)

В любом случае, у каждого музыканта и человека бывает момент, когда теряешься и сходишь с пути. Что помогает вернуться?

Конечно. Это фаны, семья и команда. Такая у меня святая троица. Моя семья, фанаты и команда — больше ничего не надо. А зачем? Это всё так взаимосвязано, что они вытягивают тебя все вместе, как в сказке: бабка за дедку и за репку. И они вытягивают, потому что ради этого ты живёшь. И раньше я не понимал, например, как можно увлекаться машинами. Я не люблю, а мой папа обожает. Я не понимал, как можно любить мазаться в мазуте и лазить под машинами. А он не понимал, как можно выходить на сцену и обожать это. И в последнее время мы начали друг друга понимать. В этом есть что-то волшебное, что в мазуте мазаться, что на сцену выходить. (улыбается) Хотя это даже сравнивать нельзя, это настолько разное, но при этом оно движет тобой. Также как фаны. Застои происходят очень часто. Но опять же есть фаны, фан-встречи, есть концерты. Ты едешь с одной встречи на другую, и у тебя уже приходит мотив следующей песни. И ты думаешь: не всё потеряно, надо ехать дальше. (улыбается)

А легко ли вас вывести из равновесия?

Легко! Потому что я очень импульсивный, эмоциональный, порой эксцентричный.  (улыбается) Иногда мне это мешает, иногда помогает. Я всё-таки человек и могу себе позволить быть таким. Мне кажется, было бы очень отвратительно, если бы я лгал всем в лицо и говорил, что я такой милый и хороший. Хотя только с фанами, наверное, я самый милый человек. Потому что я с самого детства мечтал быть артистом и для меня публика — это совсем по семейному. (улыбается) Это единственные люди с которыми я могу общаться, как с семьёй, они мои люди. Но это только с фанами, а в других случаях я бываю очень вспыльчивым. Легко вывести, особенно, когда что-то идёт не так в организации. (улыбается)

Для вас быть не таким как все знакомо и привычно, а насколько это сложно морально, выделяться из толпы?

Это сложно, когда ты боишься этого. Мне было сложно, когда я жил в Одессе до «Х-Фактора» и этого всего. До понятия, что за тобой будут ходить люди и  фотографировать тебя. Следить за твоими соц.сетями, просить автографы. Было страшно, потому что люди на улице реагируют очень дико. Мне кажется, что именно из-за этого я всегда движусь в сторону Европы. Я очень часто бываю там. Я был в более 11 странах Европы, и ни в одной стране так не относятся к этому всему. Для них это ничто, они не обращают на это внимание. Когда я ходил так в Европе, они просто говорили: «Вау! Круто, смело». А у нас возникает какая-то агрессия в людях. Люди немножко озлобленные и боятся. И если спросить: ты парень, сможешь покрасить волосы? Они ответят: «нет». Потому что слабые. Боятся, что выйдешь на улицу и тебя начнут клевать за это. И это самый главный месседж в сторону моих фанов и на каждой встрече я пытаюсь их смотивировать к тому, что нельзя думать о том, что кто-то скажет. Мне так комфортно. Понятно, что я не сплю с этим в постели и не отдыхаю так, но мне так комфортно. Я этого не чувствую, я не чувствую, что у меня другой цвет волос. Я такой же, но я смелее. Я заставляю людей быть смелым. Для меня это самое главное. Мне этого не хватало в Одессе и это делали мои друзья. Теперь мне этого хватает и я это делаю для своих фанов.

А часто сталкиваетесь с необъективностью в свой адрес?

Всегда. Всегда есть необъективность, особенно в комментариях в соц.сетях. Вот там настоящая необъективность. Плюс, вообще не существует объективности. Не существует её. Субъективизм это всё. Потому что мне может нравиться это, а вам не нравится. Но кто-то скажет, что это отвратительно и этого не может быть. Для меня эта тема вообще очень странная была, по поводу объективного мнения, потому что его не существует. Но это происходит очень часто.

А как к критике относитесь?

Хорошо, если это критика объективная, опять же. (улыбается) Она вся субъективна. Но когда эта критика чем-то обусловлена. Когда тебе говорят, что это было не очень хорошо, попробуй сделать вот так и вот так. И ты попробуешь. А когда говорят, что это была всё фигня. И что? Человек не сделал тебе ни хорошо, ни плохо, на самом деле. Есть ещё классная поговорка и маленькая история, что нужно пропускать всё это через три сита. Первое — полезно ли тебе будет знать эту информацию. Второе — правдивая ли она. И третье — имеет ли это ценность. И прежде, чем ты пытаешься человеку что-то сказать нужно понимать имеет ли это значимость. Говоришь, что эта музыка плохая, никакая и отвратительная. Ты сказал, но не сделал ничего хорошего, объективность тут вообще нечего расценивать.

 А какая музыка вас удивила в последнее время?

Вот именно удивила молодая группа Viviene Mort, Kadnay. И те и те из национального отбора. Они удивили. Просто я не могу сюда вписать Onuka и Maneken, потому что они уже давно работают с этим всем. Они меня каждый день вдохновляют. Из постоянных вдохновителей ещё — Lady Gaga, Adele, John Lennon.

 Ваш дебютный альбом: каким он будет и чего ждать слушателю?

 Я часто вообще не знаю чего можно ожидать от меня. (улыбается) Но это будет музыка, которая будет делать людей сильнее. Исходя из моего месседжа. Я просто хочу, чтобы этот альбом не то что бы зашёл на радио и ТВ, а чтобы он зашёл людям. Не гонюсь я за этим. Это придёт рано или поздно. Главное — не предавать себя. Я хочу, чтобы эта музыка зашла в людей. Альбом хочу выпустить к осени. Я сейчас почти успеваю и, думаю, я к этому приду.

 А если бы у вас была возможность донести людям одну фразу, что бы сказали?

Не предавай себя! Всё. В этой фразе есть всё: и смелость, и любовь и всё что хочешь.

Автор: Алина Миронова

Фото: Миша Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 15 =