Табула Раса: «Любовь и терпение»

 

Музыканты группы Табула Раса совсем недавно презентовали свой новый альбом «Июль». В пластинку вошли как уже презентованные песни: «Кругом вода», «Время как песок», «Письма к звёздам» и «Водопады морей»; так и новые композиции. Альбом получился, действительно, летним и лёгким, слушая который ощущаешь теплоту, вложенную в него.

Новый альбом группа Табула Раса привезла и в Днепр на фестиваль «Рок за життя». Перед выступлением мы пообщались с музыкантами, конечно же, о работе над альбомом и обсудили другие музыкальные вопросы.

Давайте поговорим о вашем новом альбоме. Почему он называется «Июль»?

Олег Лапоногов (фронтмен): Потому что первая песня в новом альбоме называется «Бабочки июля» и так дальше и тому подобное. Песня летняя, потому что бабочек, в основном, только летом в наших широтах можно увидеть.

Дмитрий Семизоров (бас-гитарист): На самом деле, всё дело не только в одной песне. У нас все песни пытаются передать тепло, которое присуще только этому месяцу.

Какая песня из альбома больше всего нравится?

Олег Лапоногов: Ребятам, вряд ли, хоть одна нравится. (улыбается) А мне нравятся две песни. Больше всего первая («Бабочки июля» — прим. автора) и, по-моему, номер 8, если я не ошибаюсь, «На крыше». Может клип на первую, вторую и третью выйдет. Там ещё есть песня «Кругом вода», которая большему количеству слушателей нравится. Альбом, как говорится, может быть не дотягивает по записи, может быть перетягивает по записи, но там соблюдена картинка. И, к примеру, я как автор большинства песен, думаю, что к нему нужно относится как к «Ералашу», как к картиночкам. У этой песни одна картиночка. Вторая — это даже не картина, не картинка, а картиночка. Вот таким он вышел. Достаточно интересная работа. Каждая песня, как маленький рассказик. Но, исходя из того, как оно по закону распространения и дохода материала, насколько он доходит; и насколько открывают двери в квартиры люди и впускают того или иного ведущего, или музыкальный коллектив, или диск; когда ему открывают душу. Когда это всё проплачено и разрекламировано, то люди с большей радостью открывают ворота или двери. Это то же, как при знакомстве с девушками. А если молчишь, пригласил, под фонарём стоишь: «-Здравствуйте. — Здравствуйте» и молчишь стоишь. (смеётся) Тоже пауза. Из пауз состоит вот это. Так и альбом может состоять из пауз. И никто от этого не застрахован. То есть, мы не рассчитывали на разрыв чего-то. Вообще не люблю ничего доказывать в последнее время и всё что с этим связано как-то меня не интересует. Кому надо, тому интересно будет, может быть.

А какая песня самая «тяжёлая»? Над какой дольше всего работали?

Джельс Мадуев (гитарист): «Кругом вода». Мы сколько аранжировок на неё делали. Не то чтобы тяжёлая, мы никак не могли прийти к консенсусу, к общему решению. И Петра Чернявского приглашали, он свою версию сделал. Была наша версия. Потом её решили переделать. В общем, очень долго мы её рожали.

И в итоге в альбоме две версии песни.

Джельс Мадуев: Да. А есть ещё третья.

Олег Лапоногов: Две версии. Одна — наша с Петей. Была первая наша версия, затем пригласили мы Петра Чернявского — это экс-гитарист группы Океан Ельзы. Он внёс свою положительную долю в эту песню. Лично мне нравилось всё то, что он придумал. Он мне нравится и как гитарист, и как творческая личность, и как человек мне нравится. И спустя время так получилось, что мы соединили то, что у нас было с тем, что он привнёс. И вот эта версия в альбоме называется «Дежа Вю». А затем позже наш бывший продюсер Виталий Климов предложил поработать с Виталиком Телезиным — один из лучших режиссёров, на мой взгляд, на Украине. И он сделал свою версию. Таким образом, у нас получилась версия Пети Чернявского и Табулы Расы — одна, и вторая — Виталика Телезина. И эта песня получилась, возможно, киношная. Во всяком случае одна из аранжировок киношная. Я называю «киношная» по-своему. Вот что я сюда вкладываю. Рок-музыка, она многогранна. За 30 или за 40 лет она показала, что она в различных стилях может изменяться, видоизменяться, переливаться всеми цветами радуги, быть чёрно-белой и тому подобное. Множество вокалистов и аранжировщиков привносило в эту музыку очень много всего интересного. Сейчас, мне кажется, происходит ускорение времени вообще на планете. Мало времени, чтобы передать за короткий промежуток времени, вложить больше информации, это не каждому удаётся. На то существует видео-клип, например. Он несколько отличается от художественного фильма. Художественный фильм, он как мир. Открывается занавес в театре и вы туда проникаете весь. А клип вы, как бы, со стороны держите, на расстоянии. Так вот, если песня получается киношная, то есть, раздвигается сцена и вы туда проникаете — это целый мир, который творец предлагает и ты подчиняешься на время, и входишь в этот мир. Если это удаётся, я называю это так. Также, как кино отличается от клипа. Мне эти клипы и всё то, что происходит в музыке, честно говоря и не стесняюсь об этом говорить, мне поднадоело всё то, что происходит в формате. Собственно говоря, это у меня и было, когда я был молодым, как и всем людям надо закрепиться где-то на каком-то уровне, потом дальше идти и дальше. Мне это перестало интересно быть. Мне стало интересно искать что-то новое. Но искать не всегда получается, потому что пока ты будешь искать, тебе перестанут платить деньги и ты будешь не интересен. Но если какие-то маленькие всплески всё-равно получаются. Вы понимаете меня очень хорошо, по-моему, и те кто надо. А те, кто этим не интересуется, то наше интервью им и не интересно. И что тут сделаешь? Значит, ничего страшного. Вот об этом весь альбом.

Многие группы уже не выпускают альбомы, ограничиваясь синглами, макси-синглами. Как считаете, слушателям нужны альбомы?

Олег Лапоногов: Да, это так уже лет 5-7.

Джельс Мадуев: Да, как диски стали почти неактуальны, так и смысла нет.

Дмитрий Семизоров: Есть смысл, на самом деле, выпускать многоформатные диски, потому что это отдельный формат выражения. Если у тебя накипела целая картина, эпопея размером 50 минут и это соединить в 9-10-12 треков хочешь, то почему бы и нет. А если ты выдавливаешь это из себя, как отчёт, то лучше, действительно, поделить это на какие-то синглы, ЕР, чтобы передавать человеку какую-то целостную мысль. А не просто выплёвывать эти отчётные альбомы, как часто делают нынешние исполнители.

Олег Лапоногов: Но мы же не выплёвывали?! (улыбается)

Дмитрий Семизоров: Я уже объяснил почему мы назвали этот альбом «Июль», потому что он тёплый, летний. Потому что это связано с тем теплом, которое мы сейчас ощущали. То есть, это, в принципе, целостная пластинка. Начиная от картинки заканчивая песнями, звуками и всем на свете.

Джельс Мадуев: Предлагаю следующий альбом выпускать не на диске, а на бобинах. (улыбается)

Олег Лапоногов: Попробуем… Давай рукописный альбом следующий. (смеётся)

Ваш альбом, действительно, получился лёгким и вдохновляющим, а чем вы вдохновлялись пока работали над ним?

Олег Лапоногов: Да, всем, что хотите. Историей развития нашей планеты. До этого как эта история писалась тоже была история. Таких историй много для того, чтобы их изучить. Когда тебе даже интересно и ты вникаешь в это: что было 1000 лет до нашей эры или 500, или в нашу эру. Когда вникаешь в историю, то интересно как же так получается, что всё вокруг меняется, а человек остаётся с теми же задачами. И это тоже большой вопрос, почему так. В этот момент можно решить очень много в себе, понимаете. То есть, понятно, что ты так или иначе будешь взаимодействовать с этим и это прекрасно. Но основная задача в тебе и ты её должен решить. Какая задача — каждый понимает и решает по-своему. Каждого, абсолютно, творец ведёт своим путём, только ему предначертанным. Поэтому вдохновение можно находить. Сейчас с вами общаемся и тоже вдохновение на следующий альбом. Оно же по крупицам всё, по чуть-чуть.

Джельс Мадуев: Мы напишем про вас альбом… (улыбается)

Звучит, как угроза.

(смеются)

Олег Лапоногов: А нам что делать с Димой, извините?

Джельс Мадуев: Сочинять, придумывать, вдохновляться на следующий альбом. (улыбается)

Олег Лапоногов: Попробуем. Хорошо? Дайте нам шанс. Пока он…

Джельс Мадуев: Пока он сидит угрожает.

(смеются)

А в связи с тем, что групп с каждым днём становится всё больше, как это отражается на конкуренции и сложнее ли привлечь слушателей к своему творчеству?

Олег Лапоногов: Дело в том, что на это никогда нельзя обращать внимание. Только начинаешь обращать… Есть такое выражение «распыляться». Вот, не надо распыляться. Нужно делать что-то одно. Только делать это с любовью и удовольствием. Если оно не нравится, то так оно и получится. А когда нравится — это удивительно прекрасно. Не обращать внимания, что там происходит вокруг. Потому что сейчас происходит вокруг, действительно, очень много. Очень много талантливых, наверное, людей. Лично мне 50 лет и я столько всего видел, что оно мне как-то… Потом выходишь на балкон и смотришь на заходящее или восходящее солнце. Всегда же есть какие-то маленькие вопросики, которые помимо созерцания возникают. К примеру, сколько лет уже прошло, а я всё время выхожу в такой же позе полюбоваться закатами или завтрашним восходом. Вот так думаешь, есть что-то такое в жизни очень-очень интересное. Нет-нет, и какая-то строчка придёт в голову, что-то придумаешь. Или возьмёшь и забросишь это всё. Забросишь и пойдёшь на рыбалку. Такая жизнь. А так, пусть все себе придумывают моду, она же меняется через каждых 5 минут сейчас. Сегодня одна, завтра другая. Был бы смысл, наполнение, чтобы было интересно. А так, прекрасно, что меняется. Может и чаще меняться.

А что для вас важнее форма произведения или содержание?

Джельс Мадуев: Форма и содержание. Мне кажется, это не раздельные вещи.

Олег Лапоногов: Вы знаете, меня, например, несоответствие никогда не шокирует и даже безвкусица. Вот там видно сколько стараний, понимаете. Если она получается пространственно. Человек, к примеру, модельер. Если он пространственно что-то может увидеть, а это не каждому дано. Я не говорю, что я это могу увидеть, но душа это иногда чувствует. Если у него это получается — это прекрасно. Просто так соблюдение формы или не формы, или безвкусицы, лично мне, это ни о чём не говорит. Бывают такие люди, что у них всё вроде нормально, а потом тяп-ляп, что-нибудь как сделает. К примеру, всё соблюдал в одежде и тут какой-то платок вставил непонятный. Меня это никогда не раздражает. Наоборот, что-то свежее внёс. То есть, безвкусица иногда меня даже и заводит. Безвкусно, но ничего с собой не могу сделать. (улыбается) То есть, дегустатор из меня никакой. Но это в том случае, когда я чувствую, что за безвкусицей есть что-то интересное.

Когда у вас рождается песня, то внутренне вы ощущаете как она должна выглядеть, всегда ли легко это воплотить в конечный продукт?

Олег Лапоногов: Я отвечу лично за себя, а ребята пусть о себе расскажут, потому что они тоже композиторы. Я иногда ловлю себя на том, что если нужен продукт такого-то содержания, можно работать год или два над собой и есть люди которые специально работают над этим. Работают над тем, что конъюнктурно и как быстро под эту конъюнктуру делать интересные песни, к которым, как бы, и нет как придраться. Ведущие композиторы, я знаю, что так делают. Это работа над собой каждый день. Мне это не интересно просто. И когда я начинаю что-то делать и чувствую, что я стараюсь, я знаю, что мне надо будет стараться и дальше. И это только первая ступень для того, чтобы достичь того, что я сказал только что. Так вот мне вся эта лестница не интересна. Пусть это старомодно и вообще никому не нравится. Но я должен просто в этом дышать. Может это чувство пути. Это моё личное чувство пути. У меня, наверное, психотип точечного схватывания. У меня дремлет-дремлет сознание, картинку видит в общем, а потом в одну секунду — «бах!» и прострел. Вот это мне близко. Зато я в этом экзольтирую, мне так нравится. У кого какая психика. Может, ребята поделятся этим. Между прочим, это даже интересно, если бы так вот спросили у моего любимого вокалиста Брайна Коннели или у Стинга, или Дэмиса Руссоса или у Джо Дассена, как у них получается это. Мне всегда были интересны такие вопросы, как они относятся к этому.

Джельс Мадуев: У всех у по-разному. Я знаю, что есть композиторы, которые фразами мыслят. Фраза вместе с мелодией приходит. И потом строчка сразу музыкально и от неё уже отталкиваются. Есть те, кто сначала пишут тексты, потом музыку. У меня брат так сочинял. Есть те кто музыку придумывает, а потом ложит туда мелодию.

Олег Лапоногов: У меня, например, всё вместе. Без текстов, я говорю за музыку. Есть всемирно известный композитор Стравинский, он видел музыку, она ассоциировалась у него с треугольничками, точечками, линиями, параболами. Я был удивлён, как вообще так можно. Потому что я видел пейзажи всё время, как на картинах у Шишкина или Рериха. Я об ощущениях. Ты у реки, ты у моря. А потом и у меня стали такие штучки появляться, геометрия. И каждый по-разному видит. А есть люди, которые планомерно занимаются. Им надо в день 2-3-4 часа и он сидит ещё подключает сюда разум. А мне, например, близко состояние прострации. В этой прострации я могу играть какую-то белиберду полную. Может, у меня и так белиберда что на выходе, что на входе, если так разобраться. Но, отвечая на вопрос, когда выходит продукт. Песня до того, как выйти, когда она мне там в той точечке понравилась, и вдруг наступает такой точечный бросок, за одну секунду, как молния и «бах!», я улавливаю. У меня лично так.

А на каких фестивалях вас можно будет услышать этим летом?

Дмитрий Семизоров: «Файне Місто».

Джельс Мадуев: «Файне Місто».

Олег Лапоногов: «Atlas Weekend» — это скоро. Потом байкерские фестивали, проходящие часто в лесах, на берегу озёр, на опушках леса, на полянах. (улыбается)

Дмитрий Семизоров: И в городах. В Жёлтых Водах был осенью фестиваль.

Олег Лапоногов: Кстати, мы сегодня приехали из этого же города. Всего два раза мы там были. Но в прошлом году это был день города, кстати. Туда просто тоже приглашали байкеров.

Дмитрий Семизоров: И на днях городов бываем.

Неделю назад прошло «Евровидение». Вы смотрели, за кого болели?

Джельс Мадуев: За парня с флагом, который там бегал, я очень болел. Я очень за него переживал, что же с ним будет. Отпустили уже, вроде. (улыбается)

Олег Лапоногов: Я, честно говоря, мало в курсе.

Джельс Мадуев: Я не смотрел, мне не интересно.

Олег Лапоногов: Я даже песню не слышал победителя одной из моих любимых стран — Португалии. Только услышал, что песня неплохая.

Джельс Мадуев: Дима нам напел, нам понравилось. (улыбается)

Дмитрий Семизоров: Шоу прошло, довольно-таки, феерично. Красиво всё, чётко. Ведущие были на уровне. Смотришь, кажется, что это какое-то зарубежное шоу. Я смотрел на английском, без перевода. Всё выглядело, действительно, достойно. Да, пускай не всё по стилю мне нравится, не вся музыка мне нравится, но я оцениваю чисто профессиональные навыки. Большинство исполнителей имели хорошие вокальные данные. Аранжировки, музыка были тоже интересные, всё по современным тенденциям хита. И, действительно, когда Сальвадор выступал, казалось, что он точно попадёт в тройку или пятёрку лучших. Потому что чувствовалась внутренняя его энергия и что он душевный такой исполнитель. И я был очень приятно удивлён, что победил исполнитель такого жанра.

Олег Лапоногов: А может ещё, знаешь, чего? Потому что в португальском языке очень часто встречается буква «ш». Просто слово «шикарно», «шикарный» — синонимы, наверное, дают своё. Может он туда и потянул, в эту сторону.

Дмитрий Семизоров: Если хотите победить в «Евровидении» пойте на португальском.

Джельс Мадуев: Шипите, шипите. (улыбается)

Дмитрий Семизоров: Ещё польский можно изучить.

А что, всё-таки, помогает вам несмотря ни на что продолжать творческий путь, который не такой простой?

Олег Лапоногов: Скорее всего безденежье. Самый откровенный ответ. Надо же что-то делать. Потому что до аскетизма ещё несколько лет, к примеру. Ничего себе, я такое желание загадал. Это для кпд, чтобы и кпд было, не только аскетизм, что вообще делать нечего. А так, приходиться трудиться и что-то делать. Для того, чтобы, как говорится, «не закостни» — есть такое выражение. Зарядку надо делать, обливаться холодной водой, дышать на воздухе, ходить в церковь, желать людям только добра. Если не доходишь до церкви, свой стишок придумать, который будет направлен к чему-то хорошему, солнечному, который будет помогать самому себе жить и другим улыбаться.

Дмитрий Семизоров: (улыбается) А ты сказал про безденежье… (смеются)

Олег Лапоногов: Так я и говорю, а если бы деньги были…

Дмитрий Семизоров: Можно и без денег сочинять хиты, и песни интересные. И в переходе петь прекрасно и всем будет это нравится. И когда-нибудь звёздный свет… (смеётся) Музыкой заниматься помогает только музыка, наверное. Когда чувствуешь, что это призвание и занимаешься этим бесконечно.

И напоследок, что бы хотели пожелать людям, к чему прийти, чтобы стало легче?

Дмитрий Семизоров: Это слишком глобальная тема…

Олег Лапоногов: Что нашу Землю спасёт? Только любовь!

Дмитрий Семизоров: Любовь и терпение.

Олег Лапоногов: Да, я когда-то читал изречения одного мудрого человека, он говорил: «Молись до тех пор, пока есть силы. Молись до последнего. Молись сколько можешь. Открывай сердце любви, людям. Если у тебя нет сил, ты полностью выбит из колеи, тогда просто терпи. Только не проявляй агрессию». Всё.

Текст: Алина Миронова

Фото: Михаил Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − 13 =